Хасан Хуснуризалов – связист и артиллерист

Хасан Хуснуризалов – связист и артиллерист

Хасан Хуснуризалов – связист и артиллерист

12 Мая 2016, Четверг

- Мой профессиональный праздник – 20 октября, в День связиста. На фронте я был связистом и… артиллеристом, – рассказывает участник Великой Отечественной войны, 93-летний Хасан Хуснуризалов. Ветеран – активный участник всех мероприятий, посвященных Дню Победы. Он встречается со студентами и школьниками, делясь с ними воспоминаниями.

Он считает, что на фронт попал поздно. Оказывается, 18-летним повестки приходили по алфавиту, и он только в феврале 1942-го года сел в эшелон, отправляющийся в Подмосковье. Здесь в Солнечногорске получил военную профессию – радист артиллерийских войск.

- Нашу 214-ю дивизию отправили под Харьков, - рассказывая, ветеран перебирает фотографии, - там в июне 42-го было горячо. Стоило нам выгрузиться из эшелона, и тут же попали в переделку. Дали нашей дивизии 20-километровый участок фронта. А враг шел большими колоннами: танковыми и пехотными, на мотоциклах – быстро продвигались. Нам поступает команда отступить.

С огромным риском переправились через Дон, а он там широкий, раза в два шире Белой. Сначала даже мостов не было. Пытались использовать самодельные плоты. Но они не выдерживали веса автомашин и 120-миллиметровых орудий. Тогда построили плашкоутные мосты.

Тем временем старшина лейтенант Гонтарь говорит мне, что надо переправить продукты питания для батареи. Притащили плетни из соседней деревни, связали их в два слоя. Потом разделись, сложили форму и оружие. Тем временем фашисты заняли ветряную мельницу, недалеко, на холме, увидели нас и открыли огонь. Старшина с одним из солдат оттолкнули плот и поплыли. А рядом со мной разорвался снаряд, меня окатило водой и песком. Бросился в воду, в руках – узел с одеждой. А плавать-то не умею. Старшина кричит: «Бросай узел!». Я так и сделал, нырнул и в один бросок добрался до плота. Фашисты уже на берег вышли. Так под пулями и снарядами и переправились. Вышел на берег – в чем мать родила! Что делать? Повезло - к берегу прибило телегу. В ней в узлах нашел форму, белье, шинели. Была и обувь – ботинки с обмотками. Пусть не сапоги, которые носили мы, артиллеристы, но лучше, чем ничего.

Заняли высоту у деревни Паншино недалеко от Сталинграда. А через пару дней ко мне после переправы подошел комиссар полка и предложил вступить в партию. Я объясняю, что еще молодой, служу недавно. Он отвечает:

- Не-нет, именно ты и готов. Ты не растерялся и спас оружие, а многие его потеряли.

Тогда объясняю, что я из семьи ссыльнопоселенцев, родители раскулаченные (семью Хасана Рахимовича незадолго до войны отправили в Прокопьевск Кемеровской области на спецпоселение). Как бы чего не вышло! Так и ушел комиссар ни с чем. Однако потом подходит Андрей Иванович Чуйко, парторг полка. В общем, написал я заявление на вступление в ВКП(б). Оформили на собрании. Через некоторое время предложили стать парторгом батареи. Я говорю: «Как же так, я еще не член партии, только кандидат». Но в условиях войны многие формальности обходили.

А высоту у деревни Паншино долго держали. Жара стояла страшная. Недалеко от наших позиций была колхозная бахча. На то поле ночью совершали рейды и наши бойцы, и немцы. Порой возникали схватки.

Хасан Рахимович вспоминает, как три наших связиста не успели выбраться и остались в немецком окопе. Их уже считали погибшими. Но бойцы пробрались в землянку, заложили вход трупами гитлеровских солдат и, отстреливаясь, провели там ночь. Наутро мы землянку отбили.

Вот о наградах говорить не любит. Наград у него действительно много. Хасан Рахимович участвовал в освобождении Белгорода, Харькова, Полтавы, Кременчуга, Александрии, Молдавии…

За освобождение поселка Знаменки был удостоен ордена Красного Знамени, кроме того, в ходе войны наш герой получил две медали «За отвагу», орден Славы третьей степени, за освобождение Украины - орден Суворова, за освобождение Польши - Богдана Хмельницкого. Войну закончил в Праге.

Военная закалка помогла ветерану сделать славную и долгую рабочую карьеру. Последняя запись в его трудовой книжке датирована… 2010-м, когда Хасану Рахимовичу стукнуло 88! А с женой Саймой Шаймухаметовной они отметили бриллиантовую свадьбу.