Мечты о небе Кели Кузлевой

Мечты о небе Кели Кузлевой

Мечты о небе Кели Кузлевой

4 Марта 2015, Среда

– На фронте я была связисткой, а ведь могла стать летчиком! – вспоминает Келя Григорьевна. – Я родилась в Сибири, потом мы переехали в Ташкент, и там, в 1940 году, я пришла в аэроклуб. Летала на самолете «У-2», прыгала с парашютом. Это была самая счастливая пора моей жизни!

Келе Кузлевой скоро исполнится 92. Но память все так же остра. По-иному и быть не может с человеком, прошедшим всю войну, а потом отдавшим десятилетия мирному труду.

Окончив школу, Келя решила поступать в авиационный институт. Ее планам помешала война. 18-летней поспешила в военкомат – она даже не сомневалась, что ее возьмут на фронт летчиком.

Но офицер в военкомате, глянув на маленькую и худенькую девчонку, отказал: «Детей мы на войну не берем!».

Пришлось девушке идти на курсы радиотелеграфистов. После трех месяцев обучения она попала в 66-й отдельный полк связи в самое пекло - под Воронеж. Впрочем, это ей по неопытности так казалось. Она поняла это, оказавшись в Сталинграде:

- 23 августа 1942 года наша рота находилась в здании двухэтажной школы. На первом этаже, в спортивном зале, размещался радиоприемный пункт. Именно к нам стекались донесения со всех подразделений, которые мы передавали выше, в генеральный штаб. Когда начался самый страшный налет авиации, все кабели оказались порушенными. У нас осталась возможность только принимать радиограммы, а передавать донесения мы уже не могли.

Бомбежка была страшная, в школе, где расположилась рота, от бесконечных взрывов вылетели все стекла. Радисты поставили приемники на пол, в простенки между окнами, и принимали радиограммы, стараясь не обращать внимания на грохот снарядов.

И тут пришел приказ о передислокации. Но днем, под бомбами, это сделать было просто невозможно. Дождались темноты перебрались в другой район.

Мы приехали, быстро окопались, сделали землянки, установили приемники и снова вышли в эфир, восстановив связь.

Ей повезло: за четыре года на фронте – ни одной царапины. Правда, был момент, когда ее спас, наверное, только Всевышний. Передислоцировались на автомобилях. И попали под обстрел фашистской авиации. Бойцы стали выпрыгивать из кузовов, в которых ехали. Келя не успела. И тут пуля прошила хлястик ее планшета, пройдя в сантиметре от спины.

Она дошла до самого Берлина и даже расписалась на стене Рейхстага. Там же она встретила будущего мужа. Федор - москвич. Служил электромехаником. В 46-м поженились. Сначала жили в Ташкенте, потом переехали в Уфу.

Воспитали троих сыновей. Сама Келя Григорьевна 28 лет проработала в «Башнефтепроекте» - прошла путь от рядового инженера до руководителя группы. Уже на пенсии многие годы возглавляла Клуб фронтовых подруг района.